logo

Star Wars: The Old Republic — «Реван»: мини-отрывок и отрывок из аудиокниги

Star Wars: The Old Republic
Revan

Издательство Del-Rey выпустило в сеть два отрывка из романа «Реван», который, еще раз напоминаем, выходит 15 ноября. Первый – это мини-отрывок, раскрывающий присутствие персонажа из Knights of the Old Republic II: The Sith Lords, а второй – отрывок из аудиокниги, который можно прослушать ниже:

Отрывок из аудиокниги «Реван»

За переводом аудио-отрывка, а также за мини-отрывком просим под кат, кликнув по «читать далее».

Мини-отрывок

– Мне следовало догадаться, что это ты.

Реван встал с кресла, чтобы встретиться лицом к лицу с собеседником. Она носила робу Джедая Архивиста, хотя была на самом деле Джедаем Магистром. Она была молода для этой должности, но ее волосы были платиново-белые. У нее были холодные голубые глаза и бледный оттенок кожи, говорящий о годах, проведенных в стенах Архива, под защитой от лучей солнца.

– Эйтрис, – сказал Реван, произнося про себя проклятие.

Перевод аудио-отрывка

В тот момент, когда «Черный Ястреб» выпрыгнул из гиперпространства возле Нафимы, Ревана захлестнул град мысленных образов. Все навалилось на него – воспоминания, которые он так отчаялся вернуть, сливались с травмой, которую он так сильно старался подавить. Пойманный между ними, Реван закричал и схватился за голову руками. Несколько секунд он не двигался, его воля боролась с вышедшим из-под контроля подсознанием. Один за другим, он смог овладеть воспоминаниями, обработать их и отложить прочь, медленно восстанавливая контроль. Он с абсолютной уверенностью знал, что был на этой планете раньше. Он помнил ее заброшенный город и безжизненную поверхность. Он помнил свои поиски вместе с Малаком средь пустых зданий, как искал архивы, записи, навигационные карты, которые бы смогли привести их к следующему шагу в их путешествии.

Но больше всего он помнил ужас мертвой планеты, полностью лишенной Силы.

Т3 был рядом с ним, встревоженно попискивая. Реван обуздал последнее из своих воспоминаний и взглянул на сенсоры «Ястреба», чтобы узнать, что стало причиной беспокойства дроида. Сенсоры уловили присутствие другого корабля в системе. Было очень трудно опираться на Силу так близко от разоренной планеты, и он изо всех сил старался почувствовать хоть что-то о пассажирах этого корабля. К тому времени, как его ослабленный разум почуял излучаемую ими угрозу, было уже слишком поздно.

Ионный заряд поразил «Ястреб» прямым попаданием, замыкая его схемы и двигатели и оставляя его на милость гравитации расположенной под ним планеты. Реван изо всех сил пытался выровнять корабль, который начало затягивать в атмосферу Нафимы, думая, каковы могут быть шансы выжить во втором подряд крушении. Ионный выстрел повредил рули и стабилизаторы, и корабль бешено менял направление, мчась навстречу поверхности. Реван понятия не имел, следует ли за ним другой звездолет. Сенсоры корабля были выведены из строя вместе со всем остальным. Но он знал, что если он не сможет снова включить двигатели и отражатели, «Черный Ястреб» разобьется вдребезги при падении.

– Т3! – закричал он.

Но астромеханический дроид уже действовал. Т3 подключил себя к основному управлению кабины с помощью 27-милиметрового взламывающего устройства. Огни на приборной панели кабины замерцали и засверкали, когда Т3 начал перенаправлять питание с поврежденных схем. Сквозь окно кабины Реван мог видеть отдаленный контур города далеко внизу. Казалось, что небоскребы с огромной быстротой растут в размерах, по мере того как «Ястреб» несется к ним навстречу на предельной скорости. Внутри главной панели что-то треснуло и сверкнуло. Дым выплеснулся в кабину. Т3 запищал в тревоге, но его предостережение заглушилось двигателями «Ястреба», с ревом возвращающимися к жизни. Реван резко потянул назад руль, и нос «Ястреба» неохотно стал поворачиваться вверх, экстренные отражатели взревели.

– Приготовься к удару! – крикнул он за мгновение до того, как они врезались в край одного из массивных небоскребов, обрушив дождь из камня и обломков на пустую улицу внизу. «Ястреб» отскочил от здания и стал бешено крутиться. Затем он врезался в землю под неуклюжим углом, прыжками двигаясь по улице, словно камень, пущенный по воде, пока, наконец, не остановился.