logo

Mass Effect: Andromeda — Проблемная игра, вышедшая в неудачный момент

Mass Effect: Andromeda

Две недели назад, сразу после пресс-конференции EA, Марк Дарра отвечал на вопросы журналиста Game Informer. И хотя темой того интервью была Anthem, несколько вопросов касались и последнего проекта Bioware — Mass Effect: Andromeda. Формат интервью не предполагал подробные объяснения (быстрые ответы на 123 вопроса), поэтому об «Андромеде» Дарра сказал только, что шансы на хороший прием у игры были бы лучше, если бы она не вышла в один месяц с четырьмя другими RPG. И по просьбе журналиста сократил это до «она вышла в один месяц с Zelda [Breath of the Wild]». В феврале-марте прошлого года действительно было много громких игр, и хотя большинство из них все-таки не RPG, окно для релиза было, возможно, выбрано не очень удачно. 

В рамках того интервью ответ остался незамеченным, но на днях портал Segmentnext решил вернуться к «новостям» периода E3 и вытащил оттуда эту фразу, сделав из нее обличительную статью. Хороший способ собрать побольше кликов на громком заголовке («EA обвиняет Зельду в провале Mass Effect Andromeda») — но, по крайней мере, это заставило Марка пояснить в своем твиттере, что именно он тогда имел (и не имел) в виду:

Во-первых, речь не шла о том, что «Mass Effect: Andromeda была на самом деле отличной игрой, провалившейся из-за козней Nintendo». У нее были серьезные проблемы, особенно на момент релиза. Но еще в тот период публиковались обзоры очень многих игр: Nier, Nioh, Horizon, и Zelda вышли в пределах того же месяца — и у каждой из них было что-то, что было сделано лучше, чем в «Андромеде». В результате даже неплохие системы проигрывали в сравнении с более качественными аналогами в других играх. 
Мог бы перенос релиза превратить 72% [положительных отзывов] в 90%? Конечно, нет. А вот 72 в 77-78 – возможно, да.
Повлияло ли это на продажи? Да, в какой-то степени. Но «сарафанное радио» сейчас стало играть очень большую роль.
И это реалии индустрии. Вы только отчасти можете влиять на дату выхода своей игры и никак не контролируете релизы чужих. Dragon Age: Inquisition выиграла от того, что 2014 год в целом выдался сложным для игр.
Вы в любом случае выпускаете настолько хорошую игру, насколько можете. У Mass Effect: Andromeda было множество проблем и ее обошли по-настоящему более качественные игры.

 

Дарра предусмотрительно не уточнил, о каких же именно проблемах идет речь, но он хотя бы прямо говорит об их наличии, в отличие от Майка Гэмбла, кажется, считающего игру недооцененной по причине невнимательности игроков. Что, впрочем, не так удивительно, учитывая, что Гэмбл работал над игрой заметно дольше, чем Дарра, который успел поучаствовать в выпуске игры уже только ближе к релизу, когда на нее были брошены все силы студии.
Были бы оценки игры немного лучше, если бы она вышла в мертвый сезон? Может и так. И, возможно, отсутствие альтернативы действительно удержало бы в игре большее число игроков, что дало бы BioWare основание для выпуска DLC и быстрого перехода к следующей части. А именно на это и рассчитывали разработчики, если верить Джейсону Шрайеру. Так что какая-то доля правды в словах Марка про сильную конкуренцию определенно есть. Можно надеяться, что выводы из этой истории как минимум он сам сделал. И что с Anthem, выходящей в один день с четырьмя другими играми, студия будет рассчитывать на качество игры, а не на кредит доверия фанатов и удачное окно для релиза.