logo

Интервью с Патриком и Кэрин Уикес

Blog.BioWare.com
18 февраля 2011 года

Вступение от Криса: На этой неделе был День Святого Валентина, и я, будучи такой романтичной лапочкой, подумал: «А кто у нас в BioWare по-настоящему воплощает романтику?» И сразу же вспомнил не об одном, а о двух людях: о Патрике и Кэрин Уикес. Я попросил и Патрика, и Кэрин принять участие в сегодняшнем интервью, на что они с радостью дали согласие и, что еще приятней, сделали это вместе.


Имя:
П: Я Патрик Уикес.
К: А я — Кэрин Уикес.

Откуда родом:
П: Я родился в районе Калифорнийского залива, неподалеку от Сан-Франциско.
К: Я из Нью-Мексико, близ Альбукерке.
П: Мы познакомились в школе при Стэнфордском Университете, в группе певцов-добровольцев, выступавшей по местным приютам и домам престарелых.
К: Я люблю петь, а та группа была отличным способом отвлечься от учебного стресса и подарить радость тем, кто этого действительно заслуживает.
П: А я хотел тусоваться с девчонками.
К: Пожалуй, все добились, чего хотели. =)

Любимые фильмы:
К: Не думаю, что мы большие фанаты кино, но когда мы с Патриком только начали встречаться, нас сблизило то, что только нам двоим во всем мире понравилась «Лос-анджелесская история».

Любимые ТВ-шоу:
П: Раньше мы смотрели взрослые передачи, но с тех пор утекло много воды. Теперь у нас два сына – 6-ти и 3-х лет – так что наши телевизионные посиделки полностью оккупированы Backyardigans, «Чудо-зверятами», Pocoyo, «Могучими Машинами» и «Финесом и Фербом».
К: Да-а. Мы сохраняем разум только благодаря двусмысленным шуткам, которые отпускаем в адрес всего этого. И подпевая музыке из шоу.

Любимые книги:
П: В последнее время я читаю много городского фэнтези, так что в моем списке «Читать все, на чем стоит их имя» прочно обосновались Шарлин Харрис, Патриция Бриггс и Джим Бутчер.
К: И в моем. А еще нам нравится Нора Робертс. Она создает такие увлекательные истории и удивительных персонажей!
П: Ну, я ее не особо читаю, в отличие от вас, девушка...
К: А как же серия «В смерти», которую она писала под именем Джей Ди Робба?
П: Это мистическое фэнтези, в которое случайно занесло качественные лав-стори.
К: «Синий Дым» и «Ровно в полдень»?
П: Тоже мистика.
К: «Трилогия Круга», где люди убивают вампиров с помощью кельтской магии?
П: Это же фэнтези.
К: А «Трилогия Мечты», действие которой проходит в Монтерее, Калифорния, и где нет ни одного элемента мистики или фэнтези?
П: Пожалуйста, остановись.

Любимая начинка для пиццы:
П: Мы вегетарианцы, так что и начинка соответствующая. Мне нравится сыр фета и сердцевины артишоков.
К: А я больше всего люблю зеленый чили с ананасом, но я так и не нашла ни одной пиццерии за пределами Нью-Мексико, которая бы делала такую.

Должность в BioWare:
П: Я старший сценарист. В данный момент работаю над Mass Effect 3.
К: Я старший редактор. Вернулась к работе над Mass Effect 3, проработав в команде Dragon Age 2 последнюю часть года.

Как долго вы проработали в BioWare?
П: Шесть лет.
К: А я пять.

Что включают в себя ваши обязанности?
П: «Сценарист» – одна из немногих должностей, название которой совпадает с реальными обязанностями. Я помогаю создавать сюжеты, персонажей и пишу диалоги для своих участков истории. Также я работаю с большей частью неозвученного текста, который играет важную роль в игре, вроде журнальных записей или некоторых систем геймплея, связанных с текстом, к примеру, шкала «Герой-Отступник». Другие сценаристы работают над другими системами – описанием планет или кодексом.
К: Редактор в BioWare – работа многогранная. Я редактирую диалоги – ошибки, интонации, согласованность с сюжетом и общими положениями франчайза. Я поддерживаю связь с нашими отделами озвучения и локализации: даю им знать, когда диалог готов для записи/перевода; записываю гайды по произношению новых терминов, которые мы вводим, отвечаю на вопросы режиссеров озвучки во время сессий записи и мадридской команды переводчиков ЕА (наши игры в общем записываются на 6 языках). Также наш маркетинговый отдел обращается ко мне за информацией о франчайзе и персонажах, которая нужна для различных публикаций и продвижения вспомогательной продукции (типа тактических гайдов и артбуков). И за документацией по всевозможным игровым деталям.
П: Короче говоря, она приходит и МЕНЯЕТ МОИХ ДРАГОЦЕННЫХ СЛОВЕСНЫХ ДЕТИШЕК.
К: Я бы сказала, я воспитываю твоих драгоценных словесных детишек, чтобы они были здоровыми, сильными и зажили продуктивной, независимой, правильно произносимой жизнью.
П: О чем и речь.

Опишите свой обычный день в офисе.
П: Мой день зависит от того, в какой стадии находится разработка проекта. Поначалу мы все время заседаем, планируем сюжет и вписываем все это в количество доступных нам ресурсов. Затем мы принимаемся непосредственно за написание и, пройдя через все круги переписывания и редактуры, мы возвращаемся к работе с командой, разбираем каждую сцену с дизайнерами уровней и кинематографии, чтобы убедиться, что мы уложились в требования и ограничения уровня и бюджета. Обычно по утрам у нас планерки, а после полудня мы пишем.
К: Учитывая мое описание работы длиной с роман, я, честно говоря, не думаю, что могу вычленить среднестатистический день: редактирую диалоги, посещаю собрания, обрабатываю редакционные запросы различных отделов, настраиваю наш сайт SharePoint, документирую жизненные циклы драконов... правда, это может быть все, что угодно.

Лучший момент работы в BioWare, касающийся игр? Чем вы больше всего гордитесь в BioWare?
П: За день до релиза MassEffect 2 кто-то заполучил копию игры. Этот человек транслировал свое прохождение онлайн, и люди наблюдали за этим и оставляли комменты в прикрепленном чате. Он отыгрывал сурового Шепарда-Отступника – все «злые» ответы, каждый раз, –и зрители подбадривали его, когда он перестрелял половину персонажей и вообще в каждой миссии вел себя как полный Ренегат.
И вот он добрался до миссии на лояльность Тали. Наступило кульминационное разоблачение, Тали умоляла Шепарда не использовать улики, которые обелят ее имя, но выставят ее отца военным преступником. Чат взорвался. Все заговорили в голос: «Стой, чувак! Не делай этого! Погодь, приятель, ты не можешь так с ней поступить!» Игрок добирается до суда, выбирает строчку диалога, и, пока наблюдатели сходят с ума и чуть не кричат ему не делать этого, он останавливает игру и печатает: «Не знаю, что и делать, ребят. Я не хочу делать больно Тали».
Ему нравилось играть самым жестоким и беспощадным Шепардом, каким только возможно – и наблюдателям тоже это нравилось. В тот момент все мы, кто работал над этой миссией – сценаристы и редакторы, дизайнеры уровней и кинематографии, художники, команда озвучки и потрясающая актриса Лиз Срока, – создали то, что заставило человека переживать за персонажа так, чтобы он откорректировал свой стиль игры. Создавать такие моменты, которые могут зацепить кого-то за живое... это то, что помогает мне каждое утро вставать с постели.
К: Когда в Time Magazine написали, что МЕ2 – «„Аватар“ видеоигр, только с лучшим сценарием», команда сценаристов была определенно рада.

Лучший момент работы в BioWare, не касающийся игр?
П: После рождения нашего первенца в Калифорниии я планировал сконцентрироваться на доме и семье. Мне позвонили из BioWare и спросили, не желаю ли я пройти собеседование, в тот же день, когда мы принесли малыша домой из больницы. Мы вылетели для личного интервью в Эдмонтон в середине января с нашим двухмесячным сыном. Было −30 по Цельсию, и все канадцы в самолете, загорелые после отпусков в Мексике, отдали свои одеяла для нашего сына.
Пока Кэрин и наш сын сидели в отеле и смотрели сообщение о небывалых холодах, я весь день бегал по интервью. По возвращении я сказал ей: «Большое тебе спасибо за это. Я очень надеюсь, что все получится, потому что, мне кажется, я нашел своих единомышленников». У всех по стенам мечи, на столах – статуэтки, ведутся размеренные беседы о том, куда вставить злодея или какая строчка лучше...
К: Должна сказать, что никогда не видела его таким воодушевленным. Он нашел товарищей по духу, и для меня этого было достаточно. Все наши знакомые думали, что это чистой воды безумие – собрать чемоданы и переехать в чужую страну с трехмесячным сыном. Может, так и было, но мы об этом ни разу не пожалели. Мы работаем с лучшими людьми на планете. BioWare – такое насыщенное, креативное место...
Отсюда плавно вытекает мой «момент»: работники BioWare и их семьи просто потрясающие. Патрик описал общую для всех нас страсть к созданию игр, но также у всех много самых разнообразных интересов. Эти чумовые люди приобщили меня к лодкам-драконам, участию в Великой Канадской Смертельной Гонке, танцу живота, театру и позднему чаю. Больше всего я дорожу честью присутствовать при рождении четырех «БиоДеток» за последние три года. Нам так повезло быть частью этого особого братства.

Чем вы занимаетесь, когда хотите расслабиться? У вас есть хобби?
П: Сейчас я большую часть свободного времени провожу со своими мальчиками, и я заново открыл для себя радость Лего. Кроме того, я читаю достаточно много, чтобы мой ридер Kindle окупился, и играю с друзьями в онлайн- и настольные игры, которыми еще порой руковожу. Я обожаю супергеройские игры и очень жду третье издание Mutants & Masterminds, которое скоро выпустит компания Green Ronin (они еще сделали отменную настолку по Dragon Age).
К: Я пою в «Певцах Ричарда Итона» (мы часто выступаем с Эдмонтонским симфоническим оркестром), бегаю, когда могу, и посещаю классные занятия по йоге во время обеда с товарищами-БиоВарцами. Я уже четыре сезона состою в нашей команде гребцов на лодках-драконах – «БиоВоины» – и в этом году к нам присоединился Патрик! Я тоже люблю проводить время с нашей ребятней – читать, играть или слушать лекции о том, что лучше всего в Diego’s Dinosaur Adventure и Lego Batman.

Из-за какой игры вы сейчас теряете сон по ночам (не считая тех, над которыми работаете сами)?
П: Red Dead Redemption. Я бы уже прошел дальше, если бы не был так плох в ней. (Это ни в коей мере не относится к самой игре. Она шикарна. Просто я не очень хорошо в нее играю.)
Будучи вегетарианцем, я решил быть Другом Земли и не атаковать никаких животных. Так что я ездил вокруг, любовался пейзажами и получал наслаждение. А потом наступила ночь, и меня загрызли койоты.
Я загрузился и решил быть Другом Земли, Который Дает Сдачи – никого не атаковать, но защищаться от дикой живности, пришедшей по мою душу. Я ездил вокруг, увидел койота, поприветствовал как родственное творение природы, после чего случайно переехал его своей лошадью. Показались друзья почившего, и меня загрызли койоты.
После следующей загрузки я решился стать Врагом Пустоши. Я отточил навык стрельбы из винтовки. Закалил свое сердце, убивая все, что движется. Я даже прочел часть мануала.
К: Даже игровые дизайнеры не читают мануалы.
П: Никто не читает мануалы, девушка.
К: Как одна из людей, ответственных за составление мануалов, я прекрасно об этом знаю, хотя это и обидно.
П: Затем я вновь вернулся в дикие земли, нашел тех койотов, пустился рысью, активировал замедление времени... и случайно пристрелил собственную лошадь. Скача на ней верхом.
Затем я пропахал носом землю, где меня настигло игровое сообщение – я потерял 50 очков Чести, совершив Бесчестное Деяние, то есть убив собственную лошадь. Я сел прямо там и попытался найти способ извиниться перед печальным трупом животного, которое пало жертвой моей агрессии и надменности.
И затем меня загрызли койоты.
К: Как бы я не хотела сказать, что в данный момент я играю в невероятно многогранную, сложную стратегию, но на самом деле я с сыновьями неустанно шпилю Plants vs. Zombies. Иногда и без них, на моем iPhone. Я всерьез люблю PvZ.
П: В ее случае происходит реальная потеря сна. Если бы вы подслушали под дверью, как она укладывает нашего старшего спать, то услышали бы оживленное обсуждение оптимального количества подсолнухов.
К: Как МИНИМУМ два ряда, верно? Он всегда хочет вместо этого насажать ноготки.

Какую черту в себе вы считаете самой «ботанской»?
П: Хотелось бы назвать мою способность мысленно рассчитать спасброски всех базовых классов для третьего издания D&D, но в BioWare это не особо «ботанисто». Может, моя любовь к Сондхайму?
К: Твоя способность немедленно сводить ВСЕ к D&D любой версии – просто мега-ботаниcто, ИМХО. Думаю, быть замужем за Патриком –самая моя «ботанская» черта.
П: В каком количестве постановок Гилберта и Салливана ты участвовала?
К: Это «по-ботански»?
П: Эм-м, да.
К: Когда я удивилась, что не все знают, что такое допплеровское смещение, ты помотал головой.
П: Да, но то было секси-ботанско.
К: ... Спасибо?

Если бы вы не работали над видеоиграми, чем бы вы занимались?
П: Ну, до этого я был специалистом по английскому языку и литературе, так что, наверное, был бы безработным и сидел на шее у жены.
К: До BioWare я руководила командой технических реакторов в одной компании Кремниевой Долины, производящей чипы, а до того писала для маркетинга на некоммерческой основе. Так что занималась бы чем-то, связанным с написанием/редактурой, если бы не умудрилась выиграть в лотерею и не открыла бы приют для бездомных животных своей мечты.

Есть ли что-то, что бы вы хотели, чтобы люди о вас знали?
П: Мой полуэльфийский рейнджер-клерик романсил Джахейру в BG2. Я играл за эльфийского рейнджера-барда в NWN, потому что, говорят, силу этих классов в третьем издании урезали. Я романсил Карта и захватил Звездную Кузню негодяем-консулом, заставившим Малака покаяться. Я был фанатом задолго до того, как стал разработчиком, и та поддержка, которую мы получаем от сообщества, одна из лучших вещей в работе на BioWare.
К: Если я не зря ем свой редакторский хлеб, то узнаю хорошую концовку. Хорошо сказано, добрый сэр.


P.S. Это снова Злой Крис. Только я подумал закинуть интервью сразу после того, как получил его от Кэрин, она увидела ошибку и настояла, чтобы я ее исправил. Вот ЭТО редактор.

Перевод: TiRTo, www.BioWare.ru