logo

Джессика Меризан

Джессика Меризан (@JessicaMerizan), координатор сообществ и новых медиа
20 марта 2013 г.

«Это было долгое приключение, и никто не выйдет из него без шрамов».

Стояла осень 2007 года. Грэхем, мой парень, с которым мы то сходились, то расходились, потихоньку перевозил свои вещи ко мне в течение последнего года, пока — до того, как я об этом узнала — полностью не переехал в мою квартиру. Мы сблизились за несколько лет до этого, когда были первокурсниками в Беркли. Почти сразу после знакомства мы поняли, что нас объединяет несколько вещей, в том числе астма, игры и стремление показать свое превосходство над другими.

Другими словами, мы были наглыми ботанами, которые себя таковыми не считали.

Вместо работы над курсовиками мы проводили ночи за играми в Dungeons & Dragons и другие RPG. Я была единственным человеком, у кого не просто были все книги по D&D, но кто вдобавок еще и организовывал партии, что было немного непривычно для парней в нашей общаге.

В середине семестра Грэхем купил нам новую видеоигру под названием Mass Effect, что давало нам возможность и дальше избегать работы. Он любил шутеры. Я любила настраивать персонажей под свой вкус. Игра выглядела как RPG, которая понравится нам обоим. Самые яркие мои воспоминания от первого прохождения — это королева рахни и особенно Лиара, застенчивый инопланетный археолог, запавшая мне в душу. Я помню, что все прохождение запомнилось мне как необычное и будоражащее, но мне нужно было прочесть слишком много реальных книг по археологии, поэтому я не могла слишком сильно углубляться.

Перемещаемся вперед, в январь 2010-го. Я жила в Англии, была обручена с Грэхемом и училась на магистра в Университетском колледже Лондона, после того как с великой гордостью отклонила место в Оксфорде. Моя академическая карьера, а именно антрополога/исторического археолога, реализовывалась хорошо.

Однажды моя лучшая подруга Холи скайпнула нам, поблагодарив Грэхема за то, что тот порекомендовал ей Mass Effect 2. Она рассказала мне о героине игры, которая напоминала ей меня: Миранде Лоусон.

У меня появился шанс сыграть в МЕ2 и познакомиться с Мирандой самой, лишь когда я вернулась домой летом того же года, чтобы заняться дипломной работой. Как только я начала играть, мое внимание переключилось с копаний в могилах, смерти и карьеры в лондонской церкви Сент-Панкрас на видеоигровой фандом, косплей и карьеру на Comic-Con. Я перешла от скрупулезного разглядывания предметов, найденных на глубине нескольких футов под землей, к следованию за своей подругой, создающей костюмы видеоигровых персонажей из предметов, найденных у себя гараже. Mass Effect изменил всю нашу дружбу, когда мы превратились в капитана и первого помощника или Шепарда и Миранду, и я целиком погрузила себя в этот чокнутый мир.

Работа, которую я делала, люди, с которыми встречалась, и миры, которые я познала, навсегда изменили мое представление о том, кто я есть, и кем я хотела стать. Я решила бросить ученую степень, чтобы вместо этого более плотно изучать миры фэнтези и фантастики.

После целого года общения с BioWare на выставках и в социальных сетях, я стала настоящей фан-герл.

Я до сих пор вспоминаю, как прыгала и визжала, когда Аарин Флинн пригласил меня на экскурсию по студии, когда я в очередной раз оказалась в Эдмонтоне. И я до сих пор помню, как опрокинула на себя стакан, когда заметила, что Патрик Уикс следует за мной на Твиттере. Фандом по-настоящему стал частью меня, и я стала нердом, неважно, считала я себя таковой или нет.

Летом 2011 года, после ряда моментов «в нужном месте/в нужное время» я оказалась на собеседовании на место координатора сообщества и общественных связей в команде, занимавшейся маркетингом Mass Effect 3. Так как игра была уже почти завершена, я начала новую стадию своей жизни, став чем-то средним между фанатом и разработчиком. Как бы ни был велик объем работы, что я проделывала на выпускном курсе, я не была готова к тем усилиям, что требовались во время «финишной прямой». Но напряженные дни и бесбашенные вечера того стоили, благодаря тем людям, что меня окружали, и той фантастической трилогии, частью которой я теперь официально являлась.

Сколь бы сильно я не ненавидела перелеты, мои поездки в Эдмонтон до сих пор остаются яркими моментами моей работы. Приятно, когда тебя пускают в свою жизнь разработчики всех уровней и подразделений. Я вела восхитительные философские беседы с Кейси в его кабинете, пищала над новыми поворотами сюжета на сходках сценаристов и познакомилась с одними из самых крутых девчонок на планете (вы знаете, о ком я, дамы BioWare).

Дорога от месяцев, предшествовавших запуску МЕ3, до сегодняшнего дня не была легкой. Я пишу эти строки, отчаянно пытаясь зарядить ноутбук в аэропорту от розетки, расположенной рядом с дурно пахнущими мусорными баками, по пути в Эдмонтон. Но мало что из того, что стоит затрачиваемых усилий, бывает легким.

Помимо потрясающих людей в студии, я могу с гордостью сказать, что познакомилась с фанатами Mass Effect со всего мира и узнала об их предпочтениях и надеждах, касающихся практически каждого аспекта игры. Замечательно видеть столь много различных, страстных людей, собирающихся вместе и зачастую не имеющих ничего общего, кроме любви к серии. Мне выпала честь помогать в продвижении их отзывов для будущих игр студий BioWare в Эдмонтоне и Монреале.

Для меня Mass Effect стал глубоко личным, по-настоящему жизнеизменяющим опытом. Несмотря на то, что мы с Грэхемом недавно связали себя узами, я все равно до сих пор теряю голову от Гаруса — а также Лиары, Трейнор или Джеймса Веги, в зависимости от прохождения. Я перешла на новую должность и возглавляю команду сообщества в отделении онлайнового развития, где я, по сути, должна быть практикующим антропологом каждый день.

Я не думаю, что когда-либо смогу выразить словами для своей команды, сколь много эта трилогия значит для меня как для фаната; но я пришла к заключению — после тесной работы с ними — что они уже знают это и чувствуют то же самое. Я вижу значительную часть результатов своей работы в дополнениях вроде «Расширенного издания» и «Цитадели», но я могу лишь начать понимать ту глубокую связь с франчайзом, которую имеют иные люди в студии.

Трилогия Mass Effect завершена, и история Шепарда закончена. Но для меня она живет в дружбе, жизненном опыте и эпических сейвах, с которыми я никогда не расстанусь.

«Но все сводится к этому моменту… Заставьте меня гордиться. Заставьте гордиться самих себя».

Перевод: Xzander, www.BioWare.ru