logo

Беды и горести в жизни дизайнера уровней. Часть 1.

Кори Николь Мэй, BioWare

trials11

Лично мне почти невозможно объяснить людям, не связанным с индустрией разработки игр, в том числе моим друзьям и родным, чем же конкретно я занимаюсь. Когда я говорю, что «делаю видеоигры», я буквально это и подразумеваю, но, кажется, мне особо никто не верит.

– Чем же ты занимаешься? – неизбежно спросят они.
– Я дизайнер уровней.
– То есть ты художник?
– *Глубокий вздох* нет, я технический дизайнер – мы берем то, что написал сценарист и воплощаем это в игру, используя визуальные средства и программный код. Короче говоря, я делаю видеоигры.
– А, – обычно говорят они, притворяясь, что поняли, – значит это что-то вроде программирования?
Я сдаюсь и говорю.
– Да, что-то вроде этого. (Простите меня, программисты. Я вовсе не хочу отбирать у вас славу, потому что, видит бог, я этого не заслуживаю, но другого выхода у меня нет.)

Есть и другие проблемы: не работающий или медленный инструментарий, билды, разрушающие всё созданное, быки, отказывающиеся, несмотря на все твои попытки, идти через это чертово болото. (Как выяснилось – НАКОНЕЦ-ТО, – у этого конкретного быка просто НЕ БЫЛО анимации движения, которое я пыталась прописать в скрипте. Но откуда же бедной девочке знать, что быки двигаются только одним определенным способом? Рысцой быки не бегают, судя по всему.)

Но настоящая прелесть моей работы в том, что, в конечном счете, мне приходится заниматься всем – хотя бы чуть-чуть прикладывать ко всему руку. Дизайнеры уровней – это центральное звено каждой части игры, соответственно они получают отзывы обо всех этих частях и иногда им даже приходится вплотную заниматься этими частями.

Не нравится, как выглядит какой-то персонаж? Раньше нужно было лишь суметь упросить художника изменить его. (Когда я добивалась, чтобы одного персонажа сделали немного симпатичнее, художник выглядел таким обиженным, что мне казалось, будто он скопировал этого персонажа с себя самого.) Но сейчас я могу самостоятельно продемонстрировать им свою задумку. И иногда они даже соглашаются со мной! (А потом реализуют ее намного, намного лучше. Я уже давно поняла, что хотя я и могу иметь очень четкие мнения об искусстве, я совершенно точно не художник.) Клянусь, я никогда не пытаюсь ничего изменить в последнюю минуту, даже если нужно откорректировать скин какого-нибудь персонажа. Честно. Но искушение очень и очень велико. Создание лиц и одежды – очень интересный процесс. Ты изменяешь что-то тут и там, чтобы придать персонажу определенный оттенок. Скорее всего, это ускользнет от внимания большинства людей, но я-то знаю об этом, и могу позднее обратить на это внимание своих друзей.

Я также делала области – бесконечные области на самом деле, – потому что подземелья в Infinite Dungeons входили в рамки моих обязанностей. К концу моей работы с ID мне уже был до боли знаком каждый тайл в Neverwinter Nights. И я успела полностью забыть, как пишутся скрипты. К счастью, это быстро вспоминается.

Одним из подводных камней моей работы, на который я всякий раз натыкаюсь, является то, что время от времени на тебя сваливаются гигантские объемы работы, никак не связанные с написанием скриптов: проверки сокровищ, голов, одежды, случайных событий – и в конце всего этого ты пытаешься вспомнить, как работает условный оператор “if”. А потом идет финальное тестирование перед релизом, когда к работе с инструментарием допускаются только избранные, а ты можешь лишь участвовать в самом тестировании, посылать отчеты о багах и, если тебе повезет, наткнуться на баг, который только ты можешь исправить. На самом деле, это очень интересно – тебе в руки попадает практически готовая версия игры. Думаю, я играла в Jade Empire больше, чем кто-либо из тех, кто не входил в группу обеспечения качества (QA).

Кори Николь Мэй иногда чувствует, что плохо подходит для своей любимой работы, но ей снова и снова дают заниматься этой работой. Может быть потому, что единственные игры, в которые ей нравится играть больше всего, это игры BioWare. Специально для нее в KOTOR был сделан особый чит-код, чтобы ей не нужно было сражаться в космосе, а играя в Mass Effect, ей приходилось звать друга, чтобы тот справился за нее с молотильщиками. В редкие часы своего досуга она играет в Dragon Age, просто потому что может.