logo

Создавая роман. Часть 3.

Дэвид Гейдер, BioWare

text3

Позвольте мне сказать пару слов о редактировании.

Одно дело – сидеть и писать сам роман, и, полагаю, для многих людей на этом и заканчивается весь необходимый объем работы. Перед вами пустые страницы, которые нужно заполнить словами. Непростая задача. Именно об этом у меня и спрашивают в первую очередь: как ты с этим справляешься? Как ты заполняешь все эти страницы? Ответ очевиден: ты просто делаешь это. Серьезно, просто делаешь.

На самом деле, если бы я мог дать совет тем, кто пытается завершить собственное рукописное произведение, я бы посоветовал им не пытаться достичь совершенства. Если вы все время тратите на то, чтобы довести каждую страницу до совершенства, вы никогда не достигните финала. Вы должны принять тот факт, что какие-то части будут блестящими, а какие-то ржавыми. Полировка – это как раз то, для чего нужно редактирование.

Это стало для меня интересным процессом и довольно занимательным к тому же, потому что до того я совершенно не предполагал, что меня ждет. Я представлял себе, как это чудовище берет мою рукопись, а потом возвращает мне ее с целыми главами, вывернутыми наизнанку, с пометками, сделанными жирным красным маркером повсюду, и с требованиями изменить половину произведения. Черт! Даже мысли об этом заставляют меня дрожать. В действительности же оказалось, что процесс редактирования в большей степени, чем мне представлялось, носит характер совместной работы.

Я работал с двумя редакторами: основным редактором и литературным редактором. С основным редактором я работал напрямую. Она занималась как общими вопросами произведения – хорошо ли раскрыты персонажи? Имеют ли смысл сюжетные линии? Все ли повествование идет гладко? – так и более мелкими вопросами целостности произведения и грамматики. Быть может не каждый редактор подходит к делу таким образом, исходя из одного-единственного опыта мне трудно судить, но, конечно, в данном случае ее участие было в большей степени весомым мнением человека, знающего в этом толк. Вы можете играть идеями со своими друзьями, и некоторые из них могут быть потрясающими редакторами и генераторами идей… но даже наиболее доброжелательному другу, в конце концов, надоест два часа подряд говорить о вашей книге. У них есть свои собственные дела, и неважно как бы сильно им не хотелось помочь, они не смогут тратить все свое время, выискивая все огрехи в вашей книге. А редакторам, в то же время, платят за эту работу. Они всегда готовы поработать с вами (по крайней мере, когда вы закончите писать; вам нужно будет сколотить свою собственную группу поддержки для написания непосредственно рукописи).

Литературный редактор, при этом, был тем, кто проверял такие вещи как орфографию и пунктуацию и даже грамматику… и искал «эхо». Эхо – это слова и фразы, которые ты слишком часто повторяешь либо по всей рукописи, либо в непосредственной близости друг от друга. Должен заметить, что получить назад свою рукопись со всеми своими эхами, услужливо выделенными фиолетовым маркером, и с небольшой припиской сбоку «вы, возможно, захотите изменить некоторые из этих слов», было весьма неприятно. Я и представить себе не мог, что я использовал некоторые слова так часто. Посмотрев на эти подчеркивания, я ясно увидел, что каждый персонаж в моей книге постоянно плевался, пристально смотрел на кого-то и сжимал свои зубы. Они бросали взгляды, ворчали и даже рычали – иногда по несколько раз на одной странице.

Я также использовал слова «очевидно», «просто», «попытался» и «начал» столь часто, что мне даже стало стыдно, особенно потому что многие из этих слов могли быть легко выкинуты, и смысл фразы от этого бы не изменился. Я перегрузил свой текст. Я использовал косвенную речь. Я думал, что знаю все это и избегал этого, но на поверку выяснилось, что нет, и более того, я даже не догадывался об этом.

И, вот. Это было отличным опытом, я полагаю, потому что оба редактора дали мне солидную пищу для размышлений. Они работали со мной, чтобы привести книгу в куда более пригодный вид, и я думаю, что в целом это сделало меня лучше, как писателя. Каждый писатель должен пройти через это. Я легко могу представить, как подобный опыт общения с редакторами оборачивается во вред, уж поверьте мне, и я нисколько не сомневаюсь, что существует множество подобных ужасных историй – но этот конкретный опыт был потрясающим.

Я жду не дождусь, когда люди увидят готовый результат моего труда. Я надеюсь, что хотя бы для нескольких человек их первое знакомство с Тедасом начнется с моего романа. Эта мысль приводит меня в восторг. Я бы с радостью углубился в детали сюжета, но, полагаю, это может подождать. Сейчас же я просто прикрою глаза, и когда роман выйдет, испытаю приступ тревоги за то, будет ли он разорван на части или же принят читателями.

Упс. Полагаю, когда выйдет сама игра Dragon Age: Origins, я буду испытывать схожие чувства. Так происходит с каждой игрой (и Baldur’s Gate 2 всегда будет оставаться моей первой), но, по крайней мере, здесь я могу разделить свое беспокойство с остальными членами команды – которых я хотел бы поблагодарить, между прочим. Я бы мог сказать спасибо многим людям, благодаря которым роман смог увидеть свет, но люди из команды Dragon Age помогли вдохнуть жизнь в этот мир. Я сделал все это не в одиночку. Они сделали мою работу намного легче, потому что мне приходилось не так сильно напрягаться, выдумывая то, что я собираюсь перенести на бумагу.

Это поможет немного скрасить ожидание, я думаю.

Дэвид Гейдер мудро подготовился к карьере в игровой индустрии, вначале испытав утомительную работу в качестве менеджера отеля. В то время он играл со своими друзьями столько, сколько мог, и это вылилось для него в приятную работенку на компанию, о которой он раньше не слышал, по написанию сценария продолжения компьютерной игры, в которую он никогда не играл. «Это продлится пару лет, я полагаю», – думал он. Спустя девять лет он все еще в этой же самой компании, работает в качестве ведущего сценариста Dragon Age: Origins. Кто мог знать?

Перевод: Xzander, www.BioWare.ru