logo

Актеры Mass Effect. Интервью с Дженнифер Хейл

Джон Уолкер, RockPaperShotgun.com
27 июля 2011 г.
 
Разнообразные лица, не являющиеся настоящим лицом Дженнифер Хейл

Дженнифер Хейл появлялась в гораздо большем числе игр, чем вы, возможно, полагаете. Актрисе, давшей свой голос женщине Шепард во всех трех играх Mass Effect, также принадлежит роль Наоми Хантер из Metal Gear, HQ из SOCOM и даже рычания и ворчания Samus из Metroid Prime. И, конечно же, нереально хороший британский акцент ее Бастилы из KotOR. Плюс к этому буквально сотни других ролей в играх, ТВ-проектах и фильмах. Мы встретились с Дженнифер, когда она возвращалась из Лос-Анджелеса, и поговорили о том, как ей удалось создать столь много узнаваемых игровых голосов, о сочетании анонимности и славы и о том, за кого из девушек Шепард она бы проголосовала для обложки Mass Effect.
 
Настоящее лицо Дженнифер Хейл

RPS: Вы много работаете над озвучением в фильмах и на телевидении, а также в играх. Насколько озвучка игр отличается от другой подобной работы?

Хейл: Я считаю ее особо требовательной. Например, когда я занимаюсь мультипликационным сериалом, я обычно работаю в команде, мы общаемся друг с другом, отталкиваемся от энергетики друг друга. В четырехчасовой сессии место у микрофона постоянно переходит от одного к другому. При работе над игрой этот процесс, по сути, превращается в четырехчасовое шоу одной актрисы. Требуемый уровень сосредоточения и напряженности, затрачиваемой энергии, воображения и концентрации здесь очень особый.

RPS: У вас был опыт совместной работы в студии над играми?

Хейл: Подобное было в Metal Gear, немного. Режиссером был Крис Циммерман, и нам приходилось это делать, и это было великолепно. Также подобное было и в другом проекте с Крисом, в Onimusha Buraiden. Но такое случается очень редко. Очень здорово, когда выпадает такой шанс – это просто нечто. Но бывает это очень, очень редко.
 
Наоми

RPS: Несомненно, интонации играют ключевую роль. Как режиссеры решают проблему отсутствия партнера, к которому нужно обращаться?

Хейл: Иногда, в крайне редких случаях, тебе дают послушать реплики другого человека. Такое срабатывает только с BioWare, потому что у них есть особая система, позволяющая делать это. Однако, при работе с BioWare, я обычно одной из первых записываю свои реплики, поэтому другие опираются на мою работу, но я не всегда опираюсь на их. Чтобы обойти это, я очень быстро читаю, прочитываю столько, сколько смогу, потому что мы не всегда получаем сценарии заблаговременно из-за того, что это тщательно оберегаемая коммерческая тайна. У продюсеров горы и горы работы, и крайне сложно кому-то заполучить что-то заблаговременно, так что по сути все зависит от твоей способности предугадывать и играть с листа. Я спрашиваю, где физически я нахожусь в этот момент, что там происходит, как много постороннего шума, сильный ли идет бой – стандартные актерские вопросы. Но все это нужно держать в голове, равно как нужно знать историю отношений с тем человеком, к которому ты обращаешься, и чего ты от него хочешь, а затем погружаюсь в этот эпизод, и вперед.

RPS: Работа актрисой озвучения всегда была вашей целью?

Хейл: Нет, нет. Вначале я была певицей. Я ходила в хорошую художественную школу при театре, но я предпочла карьеру киноактрисы, поэтому переехала в Лос-Анджелес, чтобы сосредоточиться на этом. Я занималась озвучкой из практических соображений. Я была знакома только лишь с коммерческой стороной этого дела, но одно из своих самых первых прослушиваний я делала для мультипликационного сериала – ребенком я никогда особо не смотрела мультфильмы, потому что всегда гуляла либо читала. А в этом мультфильме эта роль оказалась одной из ведущих ролей в сериале, и я согласилась на нее. Это стало соединением пения, актерской игры, умения рассчитывать время и способности по-разному манипулировать своей энергией, а так как я знала технику владения микрофоном, то все это слилось воедино. К тому же меня учили этому одни из лучших режиссеров озвучения, которые в то время занимались преподаванием.

RPS: А что это был за сериал?

Хейл: “Where On Earth Is Carmen Sandiego?” Мне казалось, что именно так делаются мультфильмы. Этот сериал был одним из первых на обычном кабельном ТВ, который соответствовал всем образовательным ТВ требованиям в США. Актерский состав представлял собой четыре стандарта. У нас было поровну представителей обоих полов, все разных рас, насилия в фильме почти не было, каждую неделю появлялась интересная информация, идеальный вариант для детей. И я думала, что такими и были мультфильмы! А моим следующим сериалом было нечто под названием “Skeleton Warriors”, там было десять актеров, две из них девушки, мы делали сумасшедшие вещи.
 
Where On Earth Is Carmen Sandiego?

RPS: Затем вы много участвовали в больших программах Cartoon Network, а когда видеоигры стали частью всего этого?

Хейл: На самом деле, моей самой первой видеоигрой стала игра по Carmen Sandiego! Я не поняла ее. Я говорила: «А это для чего нужно? Сколько нужно флагов? Сколько флагов я должна назвать?! Девятьсот линий, правда? Это безумие! Чт… Я не… чт… окей!»

RPS: И в результате в вашем исполнении появились одни из основных ролей в мире игр. Считаете ли вы Шепард самой популярной среди них?

Хейл: Ха. Бастила (из Knights of the Old Republicавт.) также весьма популярна, и Наоми Хантер (из серии Metal Gearавт.) тоже. Это, наверное, самые известные мои роли. На самом деле, у меня их больше сотни.

RPS: И наверное даже более известные, раз никто не знает, что Samus в играх Metroid Prime – это вы.

Хейл: Полагаю, да. Об этом не очень-то много говорят! Тем не менее, я думаю, что моей самой знаковой ролью, наверное, является Золушка (Хейл играет Золушку в диснеевских DVD-продолжениях фильмаавт.), но я неизвестна в этой роли. Золушка это Золушка, а я в этой роли практически невидима, как и должно быть.
 
Золушка

RPS: А вы когда-нибудь играли в те игры, которые озвучивали?

Хейл: Нет, я никогда по-настоящему не играла в игры до интервью еженедельнику New Yorker. Я думаю, это выпуск, который появится на этой или следующей неделе. Том Биссел, замечательный писатель – он написал книгу под названием “Extra Lives: Why Videogames Matter” – думаю, он упомянул меня там, и это перестало быть байкой, и он заставил меня сыграть в Mass Effect. До этого я никогда не играла в игры!

Было очень интересно. Она чуть-чуть свела меня с ума, потому что когда я была в игре, я смогла увидеть те поправки и корректировки, которые я бы с удовольствием сделала. Но вышло хорошо, и я уверена, что этот опыт поможет мне в Mass Effect 3.

RPS: Вы когда-нибудь решали, для каких игр будете писать озвучку?

Хейл: Это как бы происходит естественным образом. Я не очень-то хорошо подхожу к тем видам игр, в которых чувствую себя некомфортно. Есть замечательные люди, которые гораздо лучше справляются с этим, чем я – им и следует этим заниматься. На некоторых прослушиваниях для игр и мультфильмов я ловила себя на мысли, что это работа для кого-то другого. У них выходит смешнее либо они больше подходят к этому персонажу, чем я.
 
FemShep

RPS: Вы когда-нибудь слышали забавный термин “femShep”?

Хейл: Да, я сталкивалась с этим термином! Знаете что – чего бы ни потребовалось сделать для того, чтобы вывести вперед женский вариант Шепарда, я сделаю это.

RPS: Как вы отреагировали на то, что лишь 18% игроков в Mass Effect выбирали женщину Шепард?

Хейл: Знаете… это не совсем верно соотносится с откликом, который я получила, но BioWare знают, что делают.

RPS: Моим побудительным мотивом сыграть женщиной было то, что я всегда пользуюсь возможностью сыграть интересным женским персонажем.

Хейл: Хорошо.

RPS: Вы удивлены тем, что другие этого не делают?

Хейл: Я думаю, что это во многом дело привычки. И я думаю, что может быть кто-то не очень хорошо осведомлен о наличии альтернативы. Они раньше никогда не пользовались такой возможностью, а рекламные материалы все сосредоточены на мужчине Шепарде. Хотя в этом плане происходят изменения. На Facebook идет голосование, в котором можно проголосовать за то, которая из “FemShep” попадет на обложку игры.

RPS: Вам кто-то из них нравится?

Хейл: Мне нравится та, что с веснушками!

RPS: Но ни одна из них не рыжеволосая, а ведь именно так выглядит Шепард!

Хейл: Ага, видите, у той, что с веснушками, немного рыжие волосы. Этого может быть не видно на арте, но на картинках, которые я смотрела на ComicCon в эти выходные, она рыжеволосая.
 
Шепард и свита

RPS: Насколько сильно вы втягиваетесь в игры Mass Effect?

Хейл: Я вкладываю сердце и душу в те слова, что мне нужно произнести, и изо всех своих сил стараюсь воплотить это в жизнь. Это степень моего участия в проекте. Именно от меня зависит не напортачить в самый ответственный момент воплощения моего персонажа в жизнь. От меня зависит поддержания требуемого уровня, и я воспринимаю это очень серьезно.

RPS: Но вы были на ComicCon вместе с BioWare?

Хейл: Да, я сейчас работаю над парой игр BioWare, так что мне было чем там заняться вместе с ними.

RPS: Мы на протяжении долгих лет жаловались на то, что актеры озвучения слишком долго недооценивались, и сейчас ситуация определенно улучшается, но все равно очень редко чье-то имя здесь становится известным. Так что же BioWare сделали иначе?

Хейл: Я не думаю, что кто-то из нас известен. Мы по-прежнему невидимки. Я думаю, что из-за сути нашей работы мы начинаем приобретать чуть больше поклонников, и я думаю, что положение дел начинает немного изменяться. Это можно сравнить с очень ранними годами киноиндустрии, когда пытались сохранять анонимность звезд, но затем у них начали появляться поклонники. Но лишь более поздние поколения киноактеров по-настоящему вкусили славу в плане финансов и известности. Я не знаю, произойдет ли подобное в играх или нет, но, полагаю, такова моя роль, и моя судьба – быть там, где я есть в истории всего этого дела.
 
Бастила

RPS: Так сможет ли игровая индустрия когда-либо породить собственных звезд?

Хейл: Я не знаю. Было бы непростительной глупостью не попасть на этот поезд, это точно! Такое вполне вероятно, хотя, как бы нелепо это ни звучало, игрок – это звезда игры. В этом прелесть игр – в том, что именно вы заселяете их. Речь идет не о ком-то другом, речь идет о том, что вы становитесь этой личностью, и если я хорошо выполняю свою работу, то я, как личность, исчезаю. Ваши переживания выходят на первый план.

RPS: После участия в ComicCon не возникло ли у вас дополнительное искушение стать узнаваемым лицом в этой индустрии?

Хейл: Хмм… Временами это заманчиво, потому что в нас всегда присутствует некая часть, которая хочет славы, благодарности, признания того, что мы сделали. Но, должна сказать, что мне нравится анонимность. Я могу гулять по ComicCon, и неважно, сколько там будет людей, являющихся поклонниками того, что я делаю, – никто из них не будет знать, что я хожу рядом. Я невидимка. Если бы в моем портфолио было столько же работ перед камерой, сколько ролей я озвучила, я бы не смогла спокойно сходить даже в продуктовую лавку.
 
Metroid Prime

RPS: И это перевешивает искушение быть известной?

Хейл: Я думаю, вопрос в том, каковы будут преимущества этого. Известность бы понравилась мне в плане того, что я могла бы осуществить с ее помощью, того хорошего, что я могла бы совершить, денег, которые я могла бы собрать на разные проекты, влияния, которое я могла бы оказывать на вещи помимо самой себя. В настоящий момент, если я хочу совершить что-то хорошее, или изменить что-то, или помочь людям, я должна работать как и любой другой – у меня нет преимуществ знаменитости, на которые я могла бы опереться. Это стало бы моей главной целью, моей единственной страстью, если бы я была более популярной. Это не значит, что я сейчас не вношу свой вклад – я не думаю, что есть хоть какое-то оправдание для невнесения своего вклада, для ничегонеделания. Просто в этом случае я делала бы чуть больше.

RPS: Но ради всего прочего не стоило бы и связываться.

Хейл: Не-е-е-е-ет! Честно говоря, я думаю, что если тебе суждено быть знаменитостью, то ты знаменитость. Я такая, какая я есть, так что я занимаю именно то, место, что мне следует.

RPS: Спасибо за интервью.

Перевод: Xzander, www.BioWare.ru