logo

К «вопросу о геях»

Дэвид Гейдер — К «вопросу о геях»

Вопрос анонимной фанатки: «Я лесбиянка, и Dragon Age для меня — до сих пор как маяк. С выходом первой игры из кладовки вышла и я. Многие люди от меня отвернулись, и у меня особо не было друзей, только верный Xbox. «Начало» было чистой магией! Я могла играть героиней, похожей на меня, и создать отношения с женщиной! Это было спасательным кругом, который был мне так отчаянно необходим, чтобы сохранить рассудок. Огромное Вам спасибо!

Но я хотела бы задать вопрос — помог ли вам ваш жизненный опыт мужчины нетрадиционной ориентации в проблемах, связанных с разработкой игр, особенно тех, которые теперь касаются темы однополых отношений?


Я долго размышлял над тем, как ответить на этот вопрос и стоит ли отвечать вообще. Я не люблю говорить о том, каково быть геем и как это влияет на мою работу. Мне кажется, что это привлекает к «вопросу о геях» излишнее внимание, как будто в моей жизни нет других проблем.

Конечно же, они есть, но сам вопрос актуален — и задают мне его регулярно. Поэтому я попробую ответить на него в меру своих сил. Если эта тема вам неинтересна, дальше лучше не читать.

Все еще здесь? Ну, хорошо.

Девушке, задавшей вопрос: спасибо за то, что дали мне знать, как сильно помогла вам в свое время игра, позволяющая игроку быть собой. Мы делаем ролевые игры, а это значит, что персонаж не обязан быть похожим на игрока. Но я верю, что иногда факт признания игрой твоего существования может поддержать человека путями, о которых большинство людей даже не задумывается — вне сомнения просто потому, что сами они никогда не нуждались в подобном признании, и потому не понимают, что может его отсутствие сделать с человеком.

В прошлом я не раз говорил, что ни одна игра не может быть всем для всех, и это абсолютная правда. Возможность включить подобные вещи, даже если их немного и да, даже если мы включаем их в игру — не самую важную арену для осуществления перемен — приносит мне как разработчику огромную радость, и другим разработчикам, с которыми я работаю, думаю, тоже.

Может быть, это и не ахти что, но это и не ничто. Многие люди пишут нам о том, что это не ничто. Мы все время получаем сердечные письма, описывающие, как много для кого-то значат наши усилия, и меня уязвляет существующее в миру допущение, будто мы должны считаться с этими людьми меньше, чем с теми, которые говорят полные ненависти вещи. Будто угождать ненавистникам должно быть для нас и других разработчиков приоритетнее.

Скажу без утайки: BioWare не совершенна, и порой я задумываюсь над тем, делаем ли мы достаточно и делаем ли мы вещи правильно. Но я очень ценю компанию, на которую работаю (и под этим я также подразумеваю Electronic Arts), так как работающие в ней люди готовы подумать над тем, как сделать игру инклюзивной. Ведь это такая мелочь по сравнению со всеми другими вопросами, которые нужно решить, чтобы выпустить игру, и 99% этих вопросов не имеют никакого отношения к теме разговора. Если бы у меня не было боссов, считающих это важным, и у них не было бы боссов, считающих это важным, ничего бы не произошло. На самом деле, всего одному человеку было бы достаточно сказать: «Нет, я насчет этого не уверен», и на этом все бы закончилось.

Что касается лично меня, признаюсь, что порой оказываюсь в неловком положении. Я начал работать в индустрии во времена, когда идея коснуться подобных вопросов казалась чем-то за гранью реальности. Когда мы писали романтические отношения для BGII, я даже и не думал предложить кому-то включить в игру однополый роман… потому что с какой стати мне было об этом думать? Таких вещей просто не делали. Впервые мы пришли к этому вопросу, когда работали над Knights of the Old Republic, и касался он Джухани. Причем я не имел к случившемуся никакого отношения и был, более того, совершенно поражен тем фактом, что это осуществимо, а еще сильнее — тем, что мои коллеги-разработчики (которые в основном являются гетеросексуальными мужчинами) были не только не против этой идеи, но и хотели сами ее осуществить.

Я не уверен, что могу описать, как себя чувствовал. Я всегда предполагал, что они, даже будучи либерально настроенными и добросердечными людьми, просто будут против. Я думал, что игроки этого не примут, и что мы никогда ничего не добьемся. Но я всех недооценил. Это был очень странный урок.

Я и по сей день порой чувствую себя странно. Я не думаю о себе как о «разработчике-гее». Я — разработчик, который также является геем. В этом маленьком моменте интерсекционализма моя личная жизнь становится актуальной для моей профессиональной жизни, и я не всегда уверен, где в связи с этим лежат мои обязанности. Как и все мои коллеги, я привношу свою точку зрения. Но как найти баланс в борьбе за вещи, которые считаешь правильными, и не превратиться в человека, к которому никто не присушивается, так как он зациклен на одной теме? В какой момент ты перегибаешь палку, а в какой — делаешь недостаточно? У меня есть целая куча других обязанностей, в какой момент время, потраченное мной на этот один вопрос, идет им в ущерб?

Если быть уж совсем честным, признаюсь, что меня часто обуревают сомнения. Когда я предлагаю что-то, содержащее гомосексуальный контент, или рассматриваю чье-то аналогичное предложение, часть меня задается вопросом — а не предвзят ли я? Не подталкиваю ли я проект к тому, что игроки окрестят «гейской игрой», не отбраковываю ли контент на основе личных предпочтений, хотя он этого не заслуживает?

В эти моменты я вынужден напомнить себе правду: есть люди, для которых присутствие любого не гетеросексуального контента в игре автоматически превратит ее в «гейскую». Присутствие двух бисексуальных мужчин-спутников в Dragon Age 2, из которых только один оказывает протагонисту-мужчине знаки внимания без предварительного флирта со стороны игрока, означает, что «каждый мужик в Тедасе хочет мое мясо!». Это те люди, для которых само существование персонажа-гея или истории, касающейся темы однополых отношений, — да чего угодно, что заставляет их признать существование гомосексуализма — будет личным оскорблением. Я напоминаю себе, что это малость, маленький кусочек в сравнении со всей остальной игрой. И поэтому, учитывая, как много он значит для фанатов, которые больше практически нигде не могут получить подобное признание, нет ничего страшного в том, чтобы потребовать немножко терпимости и сострадания от той части аудитории, для которой этот контент даже не предназначен.

На самом деле, мне бы хотелось добраться до того момента, когда подобные вещи даже не нужно будет обсуждать, когда они будут нормой. Опять-таки, сейчас само существование подобной дискуссии приводит к стонам о том, что никто ни о чем больше не говорит и что вся индустрия в ней погрязла… как будто это вообще возможно, как будто что-то такое происходит хотя бы в мельчайшей мере, как будто эта проблема уже решена и не могли бы все поговорить о чем-то более важном прямо сейчас для меня?

Чем больше я слышу таких разговоров, тем сильнее я уверен, что обсуждать эти вопросы стоит именно сейчас, что это обсуждение необходимо… даже на фоне всех других проблем, с которыми мне приходится сталкиваться каждый день вне зависимости от того, с кем я хожу на свидания.

Ведь именно так, в конце концов, меняются точки зрения. Я не стану притворяться, что мы уже живем в светлом будущем, но мне кажется, что наша индустрия рано или поздно доберется до него, если мы научимся принимать критику и будем стремиться быть лучше.

Перевод: Guiltytwo, www.BioWare.ru