logo

Превью из журнала Game Informer. Часть 2

Превью из журнала Game Informer. Часть 1
Превью из журнала Game Informer. Часть 3

Джо Джуба,
Game Informer #245 (сентябрь 2013)

Инквизитор

Во главе Инквизиции стоит ваш герой. Игрок управляет не рядовым солдатом; он возглавляет саму организацию. Возвышение происходит весьма рано по сюжету, когда вы остаетесь единственным выжившим и свидетелем событий, которые приводят к открытию пролома в завесе. Чтобы не портить сюжет, BioWare не говорит ничего больше об обстоятельствах этого происшествия


Расы возвращаются
В Dragon Age: Origins игроки могли выбирать расу своего героя. В Dragon Age II Хоук был человеком, и игроки ничего не могли сделать, чтобы изменить это. В Inquisition BioWare возвращают возможность выбора между людьми, эльфами и гномами. «Расы всегда были одним из того, что мы хотели вернуть, — говорит исполнительный продюсер Марк Дарра. — Я думаю, это действительно важно; существует много игроков, которые очень страстны — играющие за гномов крайне страстны — в вопросе выбора рас».

Стартовая точка для всех персонажей одна и та же в сюжетном плане, но ваш выбор расы по-прежнему будет окрашивать ваши взаимодействия с другими. Например, эльфов могут преследовать в некоторых областях, но эльфийский анклав с большей готовностью откроется перед одним из их племени. Гномы по-прежнему не смогут выбирать класс мага, но из них получаются превосходные воины и разбойники. В данный момент BioWare подтверждают три расы, оставляя вариант кунари нерешенным. «Мы доходим до четырех? — спрашивает Лейдлоу. — Я не знаю. Определенно, это беспроигрышный вариант».

Вы можете всецело создавать и вести своего Инквизитора. Вы выбираете из трех классов (воин, разбойник и маг) и, по меньшей мере, из трех рас. У вашего персонажа нет предопределенного имени, он будет полностью озвучен и может быть как мужчиной, так и женщиной. Ваши подвиги раскрываются по мере того, как вы совершаете их, а не описываются другим персонажем постфактум. Другими словами, легенда Инквизитора строится как история Стража из Dragon Age: Origins, нежели как жизнеописание Хоука из Dragon Age II.

В зависимости от игрока, Инквизитор может симпатизировать другим силам, но сам не служит никому. Вы не принимаете приказов от магов и не служите на побегушках у знати; такая независимость позволяет игрокам формировать ценности Инквизиции и вступать в союзы с любыми группировками по желанию. «Для меня очень важно, что мы не загоняем вас насильственно ни в какую конкретную позицию по отношению к магам, Храмовникам или к тому, что вы думаете о роли магии, — говорит Дарра. — Решать это должен будет сам игрок». Такая свобода также позволяет игрокам двигаться к тем зацепкам, которые они считают многообещающими.

Технически ваша организация обладает полномочиями свободно вести расследование, но другие группы могут быть возмущены этим фактом и отказаться платить Инквизиции заслуженную дань уважения. Например, беспорядок в Церкви и ее неспособность сдержать конфликт между магами и Храмовниками частично повлекли за собой формирование Инквизиции, поэтому церковные должностные лица вовсе не в восторге от перспективы того, что независимая организация будет копаться в их сомнительных делах. Преодоление подобного сопротивления — одна из ваших задач как Инквизитора, но, по мере того как Инквизиция набирает силу и уважение, ваша работа становится проще. Дать от ворот поворот группе оборванцев, может быть, просто, но целая армия — это гораздо более устрашающая перспектива.

«Если вы приходите к крепости, а они не хотят пускать вас, вы можете использовать свою Инквизицию, чтобы осадить эту крепость, помочь им выломать двери, — говорит Дарра. — Что происходит за этими дверями, зависит от вас. Вы возглавляете атаку; они будут держать мелких солдат в стороне, но вам придется разбираться с битвой и центральным конфликтом».


Инквизиция дает игрокам причину путешествовать по Тедасу, но она также предоставляет BioWare возможность придать происходящему ощущение движения вперед и собственности. По мере того, как вы выполняете задачи, собираете предметы и помогаете людям, репутация Инквизиции и ее сила повышаются. «Что вы хотите сделать — это нарастить свое могущество посредством военных действий, добычи секретов, шантажа, древних знаний или своих связей, — говорит Лейдлоу. — По большому счету, это придание организации такого же типа развития, какое можно ожидать от персонажа. Это возможность видеть рост на уровне, который превосходит персональный. Да, у вас есть куча крутых шмоток, новых способностей и заклинаний, но что, если я могу взять организацию и сделать ее персонажем — придать ей чувство и настроение?»

По мере вашего движения вперед, Инквизиция становится более могущественной и подчеркивает принятые вами решения, но BioWare не раскрывает того, как игрокам будет передаваться это ощущение улучшения. Такая большая и значительная организация должна иметь базу для операций, правильно? «Без комментариев», — вот все, что команда говорит на эту тему. Тем не менее, центральное место, где можно сосредоточить ресурсы, воспользоваться услугами и продемонстрировать растущую мощь Инквизиции, было бы естественным продолжением запущенных концепций.

Новое поле боя

Жизнь Инквизитора — это не только загадки и открытые пространства. По пути вы встречаете множество сопротивления и должны быть готовы к бою, чтобы достичь своих целей. Темп битвы в Inquisition находится между двумя предыдущими играми; это не всегда игра на паузе, но и не взрывное действие


«Я воспринимаю стратегию и тактику как естественное развитие того, что Dragon Age мог дать без труда, — говорит Лейдлоу. — Концепция полностью контролируемой партии — в нашем случае это делается при помощи этого гибридного реалтайма или игры с паузой — всегда была тем, что мы воспринимали как часть нашего наследия, и тем, что мы хотим видеть во главе угла… но мы хотим убедиться, что не потеряли отзывчивости и скорости — четкости — с которой персонаж следует вашим приказам. Я воспринимаю это как часть современных игр».

При прямом управлении персонажем вы заметите сходства с управлением из Dragon Age II. Вы можете свободно переключаться между всеми персонажами в партии и устанавливать поведение ИИ для спутников, если желаете оставить их на автопилоте. Команды исполняются мгновенно, по нажатию кнопки, оставляя ощущение экшна от третьего лица. Хотя такая отзывчивость и важна, BioWare хотят сделать действие менее безумным и более осмотрительным, возвращая схваткам более ориентированный на тактику подход. Частично это достигается простым уменьшением скорости атак, но, что более важно, созданием врагов, которые заставят игрока исследовать поле боя и тщательно подбирать действия.

«Мы получили соединение из экшна и RPG, — говорит старший дизайнер Джош Стиксма. — Мы уделяем много внимания расчету времени… Мы действительно пытаемся убедиться, что игрок, который играет в нашу игру ради экшна, имел бы возможность реагировать на что-то. Если существо собирается обрушить на меня действительно мощную способность, мне важно знать, сколько времени у меня есть для того, чтобы среагировать на эту способность. Действительно ли это подходящее время? Может, в этот момент противник открывается, и я могу броситься и атаковать его».

Бои отходят от долбления кнопок к построению, в котором главную роль играют наблюдение и реакция. Это становится возможным благодаря радикальному изменению проработки стычек в Inquisition. Вместо наваливания толпой на игрока и разрозненных действий, враги Инквизитора имеют специализированные роли и, действуя сообща, заставляют игрока оценивать поле боя и расставлять приоритеты. Например, враг типа вора подвижен и способен прятаться, но отступает, когда возникает опасность прямой схватки, что делает его убийство сложным. Воры также пытаются прятаться и подкрадываться к Инквизитору, чтобы выполнить сокрушительный удар в спину.

Само по себе это звучит не так плохо, но воры — лишь один из нескольких типов врагов, которые могут напасть на вас одновременно. Представьте себе, что вы пытаетесь обездвижить подлого вора, одновременно служа мишенью для лучников, уклоняясь от громилы с двуручным топором и беспокоясь о стоящем сзади заклинателе, который усиливает всех врагов на поле. Кроме этого, ИИ врагов стал более изощренным, чем раньше, что гарантирует напряженность боев.


«Они принимают эти тактические решения на основании расположения игрока, времени восстановления способностей и количества оставшегося у них здоровья, — говорит Стиксма. — Они также способны находить полезные места в окружении… Это весьма сложная структура, но она невероятно мощная. Мы способны заставить этих существ делать вещи, которые были невозможны в наших предыдущих играх».

Увиденный нами бой в действии напомнил о смещении в дизайне, произошедшем между Mass Effect 2 и Mass Effect 3 (хотя эти игры и делались другой командой в Эдмонтоне). Враги не просто материализуются и бездумно атакуют; кажется, что они проводят согласованные нападения, основываясь на своих сильных сторонах, и логичным образом действуют сообща. Лучник, прячущийся за стражником со щитом, может держать игрока на расстоянии, пока их дуэт медленно приближается, а громила с топором отвлекает игрока, пока группа воров медленно подкрадывается сзади. Постоянное слежение за тем, что происходит вокруг — это ключ к выживанию. Хотя команда не исключает случайные вражеские подкрепления и засады, вы нечасто будете видеть волны новых плохих парней, появляющихся из ниоткуда, чтобы продлить схватку.

У Инквизитора есть ряд новых трюков, чтобы противостоять развивающейся стратегии врагов. Конечно же, у вас по-прежнему будет несколько деревьев навыков, специализации и развиваемые способности (в стиле Dragon Age II), но каждый класс также имеет способности с тактической значимостью. Воины, например, могут запускать во врагов цепь с крюком, чтобы притянуть их к себе — маневр, который путает карты врагам (типа воров), которые полагаются на позиционирование. Со стражниками со щитами это работает по-другому; цепь моментально рушит их защиту, что может прервать наступление дуэта «стражник-лучник».

Враги не единственные, у кого есть дополняющие друг друга способности; сопартийцы могут сообща добиваться лучших результатов. Представьте себе, что сражаетесь с огромным, бронированным драконом. Одна из стратегий — послать воина к его лапе на расстояние рукопашной атаки, чтобы сбить его броню. Как только она будет снята, разбойник может подкрасться и отравить открытую конечность. Повреждения от яда заставят дракона ковылять и спотыкаться, а в это время вся партия может обрушить на зверя заклинания и способности, пока тот не оправился.

Такой род разнообразия и совместных действий лежит в основе обновленного тактического элемента боя в Inquisition. Это также дает вам гибкость в выборе стиля игры; команда настаивает, что вы можете подходить к бою с философией «полностью в экшн», «полностью в тактику» или нечто среднего. Мы не удивимся, если игроки снова смогут управлять действием с более отдаленного, близкого к изометрической проекции угла — хотя BioWare и не комментируют такую возможность. Даже если Inquisition и не повторяет в точности подхода Dragon Age: Origins к игре с паузой, ее возвращение к партийной тактике и дополняющим друг друга способностям будет отличной новостью для фанатов.

Друзья и недруги

Сражения бок о бок со своими спутниками и изучение их способностей — это один из вариантов узнать их, но ваша главная связь с вашей партией по-прежнему формируется посредством диалогов и сюжетных сцен. Выходки отдельных возвращающихся в игру персонажей уже знакомы игрокам, но команда сценаристов создает новый ансамбль компаньонов. Одной из спутниц Инквизитора станет маг по имени Вивьенн. Она была в очереди на престижную позицию первого заклинателя Круга Орлея, но восстание магов против Церкви и гражданская война в Орлее случились прежде, чем она смогла формально вступить в должность.


Знакомые лица
После двух полных игр и множества историй в других форматах, вселенная Dragon Age создала себе разнообразный и занимательный набор персонажей. Фанаты, несомненно, хотят знать, появятся или нет их любимые персонажи в Dragon Age: Inquisition, но BioWare не готовы раскрывать все камео и упоминания, которые вы можете встретить. Однако ряд возвращений подтвержден: и Кассандра, и Варрик из Dragon Age II будут полноценными сопартийцами.

Трейлер с Е3 раскрыл, что Морриган вернется в Inquisition, но BioWare хотят с самого начала прояснить ситуацию с ней. «Я думаю, что, наверное, будет просто честно по отношению к людям сказать, что Морриган не станет членом партии, — говорит креативный директор Майк Лейдлоу. — Это разочарует некоторых, но, я думаю, что для нас важно быть откровенными в этом».

Это не означает, что у нее будет маленькая роль. «Это не камео», — дразнит ведущий сценарист Дэвид Гейдер.

Это лишь трое персонажей, чье возвращение подтверждено на данный момент, но другие определенно прорабатываются. Мы видели свидетельства, что определенный рыжеволосый гражданин Орлея и полюбившийся фанатам рыцарь-капитан могут вернуться.

«Это персонаж, у которой крайне специфичный взгляд на роль кругов и Церкви, — говорит старший сценарист Люк Кристьянсон. — Как человек, всецело стоящий на стороне кругов, что ей остается, когда вся система рушится?»

Вопрос иллюстрирует интересный элемент процесса по созданию персонажей в BioWare: сценаристы анализируют главные тематики и конфликты в ядре сюжета, а затем создают определенных персонажей под них. «Сопартийцы позволяют нам очеловечить проблемы, свести их сущность к одному лицу», — говорит ведущий сценарист Дэвид Гейдер. Из-за того, что маги и их роль в мире являются центральной проблемой в Dragon Age: Inquisition, союзник, олицетворяющий эту тематику, дает игроку персональную вовлеченность. Вам может быть наплевать на магов в целом, но, может, вам не наплевать на Вивьенн.

С другой стороны, если вы тот игрок, который думает, что маги — это бомба замедленного действия, — и действует соответствующе, то вам предстоят трудности с тем, чтобы поладить с Вивьенн. «Мы помещаем всех их в партию не для того, чтобы вы их всех любили, — говорит Кристьянсон. — Некоторые люди очень, очень озабочены тем "как мне заставить всех их любить меня?" Что ж, это неотъемлемая часть, но другая неотъемлемая часть в том, что вы принимаете какие захотите решения и страдаете от веса этих решений».

Вивьенн не из тех сопартийцев, которых можно просто подцепить в таверне; это женщина со статусом и влиянием и олицетворяет ту величину компаньонов, которых обычно привлекает Инквизитор. Высокопоставленные маги, солдаты и другие социально значимые личности привносят свои таланты в ваше дело, особенно, если складывается впечатление, что вы останетесь единственной стоящей на ногах группировкой, когда уляжется пыль. Кто будут этими другими новым союзниками — и где лежит их верность — эту информацию BioWare пока не готовы разглашать.

Другая загадка — с кем конкретно борется Инквизитор. Демоны, льющиеся с неба — это очевидная угроза, но вы достаточно рано узнаете, что за проломом и всем этим хаосом стоит один руководитель. Как показал Логейн из Dragon Age: Origins, хороший злодей может быть даже более захватывающим, чем традиционный сопартиец, добавляя происходящему моральной неоднозначности наряду с отчетливой целью для движения вперед. Однако, в отличие от ситуации с Логейном, в Inquisitionвы не узнаете личности своей цели немедленно. Все, что знает игрок, это то, что у него есть один противник — равный ему — действующий в противовес его усилиям, и часть сюжета включает в себя докапывание до сути интриг и снятие маски с врага. Кто бы это ни был, мы с нетерпением ждем встречи с ним. «Я думаю, что одна из самых наших сильных черт — это наличие персонажей, о которых вы всецело заботитесь, или которых полностью презираете, — говорит Лейдлоу, — но вы редко забываете их».

Перевод: Xzander, www.BioWare.ru