logo

Интервью Аарона Флинна с Gamespot

Сегодня мы поговорим с BioWare о масштабах их амбиций, и о жертвах, на которые им приходится идти, чтобы выполнить своё большое обещание.

GameSpot: Я был удивлен, когда в последнем трейлере Mass Effect Andromeda вы не показали расширенный геймплей. Хотели бы вы показать больше?

Флинн: Каждый раз, когда мы делаем подобный трейлер, мы принимаем кучу решений о том, как всё впихнуть, и в этот раз мы твёрдо решили показать больше персонажей. Многое из того, что мы здесь показали было призвано и дополнить предыдущие трейлеры.

У EA есть линейка скорых релизов потрясающих проектов. Наша очередь чуть позже, поэтому у нас будет больше времени, чтоб показать великолепный геймплей. Но хорошая новость в том, что всё, что мы показали в трейлере, взято прямо из игры — ничего из этого не сделано на CG или типа того. Вы знаете, что игра серии Mass Effect, поэтому будут всеми любимые бои с сопартийцами, всеми любимый вид в битве от третьго лица, будет все, что вы любите, от одного к другому.

Насколько сложным вызовом стал этот проект?

О, это действительно был огромный вызов. Когда закончилась трилогия Mass Effect, мы встали перед огромным количеством вариантов того, как делать следующую игру. А ещё до того мы думали, должны ли мы вообще её делать.

К счастью, у нас была хорошая поддержка от фанатов, и многие наши разработчики были заинтересованы в создании такого проекта.

Многие из тех, кто работал над оригинальной трилогией, ушли работать над новым IP от BioWare, работа над которым продолжается. И нам пришлось создать новую группу, чтобы создать этот проект; это сама по себе была нелегкая работа.

Но теперь у нас есть новое поколение разработчиков, которые пытаются претворить в жизнь свое видение Mass Effect.

Это может вас не удивить, но я слышал о напряженности в студии. Я слышал, что некоторые уходят. Считаете ли вы, это слово можно применить к студии сейчас?

Э-э, да, накалы, страсти. Да, бывают напряженные моменты. Всегда, когда вы пытаетесь сделать что-то большое и амбициозное, у вас будут сомнения и напряженность в команде. Я думаю, трейлеры, как этот, показывают, что какие-бы сомнения ни были у наших разработчиков относительно разработки проекта, проект будет сделан, и он будет восхитительным.

Я также слышал, что вырезали некоторые фичи геймплея, чтобы успеть к релизу.

Я ничего не слышал об этом. У нас было несколько скромных изменений, но ничего радикального. Весь акцент игры приходится на свободном исследовании, это касается всего, что есть в игре, и всё это очень хорошо встроено в механику.

Это невероятно амбициозная игра, одновременно пробующая много нового. Насколько вы уверены, что вы будете в состоянии выпустить игру в начале 2017 года?

Уверен. Нам повезло с таким прекрасным издателем, как EA, которые хотят, чтобы мы сделали самую лучшею игру по Mass Effect, которую можем. Мы постоянно общаемся с ними, они всегда задают вопросы и дают советы.

Теперь мы используем Frostbite, и есть много разработчиков, таких как DICE и Visceral, которые обладают большим опытом работы с движком. Поэтому, я думаю, как сообщество разработчиков, EA никогда не была сильнее.

Я признаю, что с этой игрой связано много амбиций, и люди наверняка нервничают. Самое трудное для нас — слышать, что фанаты нервничают, и это отрезвляет, и мы готовы успокоить эти опасения. Многие фанаты высоко ценят студию, и игра станет решающим доводом в этом вопросе.

Я могу понять сомнения фанатов. Я думаю, что когда вы настолько близки к релизу, всех немного беспокоит, что мы пока не можем посмотреть на геймплей.

Мы совершенно точно готовы рассказать всё в деталях сейчас. У меня нет никаких проблем с этим.

Тогда, идём дальше — дефолтный персонаж-исследователь, показанный в конце трейлера, — женщина?

Ну, там есть небольшая хитрость, но я не могу рассказать подробнее, но да, это ваша Героиня.

Мне было просто интересно, вдруг нам придётся придумывать что-то вроде «м.Шеп».

[Смеется] На самом деле, мы готовы показать обоих ГГ, и когда мы говорили об этом, то подумали, что «вообще-то в первой трилогии дефолтный ГГ был мужского пола; нужно сбалансировать как можно лучше.»

Есть и другой тонкий момент — вы должны сделать так, чтобы Andromeda была связана с оригинальной трилогией, но в то же время начать всё с чистого листа. Как вы это делаете?

Я провожу много времени, думая об этом, обсуждаю с другими членами команды, и меня очень бодрит работать с более молодыми разработчиками, которые не были в команде в начале трилогии. Иногда они видят то, чего вы не видите.

Является ли Andromeda началом новой трилогии?

Ну первый Mass Effect мы специально заявили как часть трилогии, но в этот раз мы не стали этого делать. Во многом потому что мы хотели больше свободы, рассказать её так, как нам захочется. Тем не менее, я думаю, что многим действительно нравится то, что мы делаем, и это дает нам прекрасную возможность сделать ещё больше.

Теперь, когда прошло несколько лет, что вы чувствовали по поводу концовки Mass Effect 3? Негативная реакция, альтернативная концовка, прогиб под давлением фанатов; как вы чувствуете обо всем этом?

Да, я был там, когда выпустили Mass Effect 3, и у меня просто огромные счета после похода к психологу.

А если серьезно?

Я имею в виду (релиз альтернативного финала) был каким-то катарсисом  для студии. Представьте наше состояние: в отчаянии пытаемся окупить десять лет работы, и слышим весь этот негатив. Мы все задавались вопросом: Боже, что мы здесь делаем?

Головы висели вот так (свесил голову меж коленями). Это был глубокий, интроспективный и сложный момент. У нас осталось много шрамов с тех пор, и мы выучили много уроков.

Но мы все справились. Думаю, каждый, кто прошел через это, стал лучше, в плане разработки, и я думаю, многие из тех людей полны решимости сделать лучший Mass Effect, в другой обстановке. Лично у меня мотивация берётся именно из той концовки Mass Effect 3.

nomadka2011, для BioWare.ru

17.06.2016