altea altea

Anthem — Интервью с ведущими сценаристами

Портал Games Radar взял интервью у ведущих сценаристов Anthem Кэтлин Рутсаерт и Джея Ватаманюка. Мы уже знаем довольно много о геймплейной составляющей игры – стрельбе, способностях, луте и гринде – но сюжет по большей части остается в тени. Так что это интервью как раз проливает свет на некоторые любопытные детали о мире и лоре игры.
В нем, разумеется, есть спойлеры, поэтому прочитать перевод вы можете под катом:
О Легионе Рассвета
«Когда-то человечество находилось под властью очень могущественной группы существ. Но Хелена Тарсис смогла собрать всех вместе под своим знаменем и свергнуть их», – говорит Джей Ватаманюк, один из ведущих писателей Anthem. Он старается не раскрывать названия вражеской фракции, но силы под командованием Хелены Тарсис, как мы знаем, назывались Легионом Рассвета. Стоит отметить, что эти события произошли примерно за пятьсот лет до начала игры. «Одной из ключевых разработок того периода стал первый в мире джавелин», – добавляет он. «Используя множество инноваций и технологий в их распоряжении, а также небольшую секретную подземную лабораторию архологов, они смогли создать броню, которая, если и не уравнивала ставки, то хотя бы дала человечеству реальный шанс против этих существ. И поэтому Тарсис фактически почитается как герой, поскольку она смогла объединить людей и свергнуть тех, кто поработил их». «Доминион, – поясняет ведущий писатель Кэтлин Рутсаерт, –  также хранит наследие генерала Тарсис. Именно после ее смерти Легион Рассвета раскололся на три группы – Фрилансеры, Стражи и Доминион». Все эти три фракции человеческие, и все они связаны с историей Легиона Рассвета.
О Гимне Творения
«Гимн и Творцы существуют неразрывно», – говорит Рутсаерт. «И можно с уверенностью сказать, что люди этого мира сами не знают, что появилось раньше. Незаконченный мир Anthem стал результатом работы Творцов с Гимном Творения, но Гимн невозможно удержать, они не смогли подчинить его своей воле. Детали того, что послужило началом этой истории, затерялись со временем». «Люди видят гигантские машины, разбросанные по джунглям, – добавляет Ватаманюк, – и они знают, что есть подземные туннели, все эти странные сооружения и непонятные металлические предметы. Иногда они будто бы работают, иногда они полностью мертвы, а иногда берут и оживают. Но какова связь между этими огромными, невероятно опасными механизмами и Гимном – люди все еще пытаются разобраться, есть ли эта связь вообще? Какова ее природа? И как им выживать в мире с этими двумя громадными силами?» «Это то, что стоит за поступками Доминиона», – говорит Рутсаерт.
Сердце Ярости
В начале основного квеста игры вы всего лишь новый рекрут среди фрилансеров, но ваша первая игровая миссия – жизненно важный момент в лоре Anthem. Фрилансеры исследуют зону бедствия, созданную Гимном, в месте под названием Сердце Ярости. Кто-то здесь пытался взаимодействовать с Гимном Творения в попытке его контролировать. Но у этой непостижимой чужой технологии есть своя воля, и расследование оборачивается катастрофой. Множество Фрилансеров гибнет. Гимн порождает технологический катаклизм, который, по словам Рутсаерт, «продолжает поглощать окружающий мир, меняться и становиться больше». Неудача Фрилансеров в Сердце Ярости открывает новую возможность для главного антагониста сюжета, талантливого командира Доминиона, называемого «Надзиратель». «Он считает, что разработал способ управлять Гимном Творения», – говорит Рутсаерт. Если он добьется успеха, уточняет Ватаманюк, то «экспансионистскую империю Доминиона уже ничто не сможет удержать. И поэтому они готовы на все, чтобы попытаться получить хоть малейший контроль над этой силой». Строго говоря, наш антагонист – всего лишь один из множества «надзирателей», которые развили некоторую степень чувствительности к Гимну, но Надзиратель с большой «Н» из нашей основной сюжетной линии – уникальный в своем роде и внушающий страх человек. «Его можно сравнить с генералом или фельдмаршалом», – объясняет Ватаманюк. «У него есть войска, ресурсы и определенная автономность действий». Иными словами, обычный гражданин Доминиона не может сказать Надзирателю «нет». «Ему, вероятно, дано какое-то задание, вроде боевой задачи. Армия под его командованием неоднородна: там есть и обычные вооруженные люди, и даже некий спецназ. У него есть ресурсы, у него есть задача, и он намеревается выполнить ее любым возможным способом». Тем не менее, Надзиратель не возглавляет весь Доминион – это намек на то, что может быть и другая, потенциально большая угроза, держащая его на поводке. В конце концов, Anthem – это игра, в которой предполагается рассказывать историю в течение нескольких лет. Базовая кампания – это только начало.
О врагах
«У нас есть элементальные существа, и химеры», – говорит Рутсаерт. «Пепельный Титан, например, является элементалем. Он рожден Катаклизмом. А вот что-то вроде скорпидонов или ледяных волков – это химеры, то есть животные, которые существуют в мире Anthem (как кворлики, к примеру), но были изменены механизмами Творцов». Похожие на насекомых Шрамы – это нечто совершенно другое. «Я постараюсь рассказать о них аккуратно, потому что в игре, очевидно, с ними будет связано некое открытие, – говорит нам Ватаманюк, – но они без сомнения являются порождением этого мира. На первый взгляд, они вечные падальщики. Они приходят как саранча, сметают все и превращают это в свои ульи и туннели. Их сложно понять с человеческой точки зрения. Они не люди, и мы не уверены, зачем им нужно так расширяться. Они для нас невероятно чужеродны». «У них скорее коллективный разум, а не иерархическая система», – уточняет Рутсаерт. «Они действуют целенаправленно», – добавляет Ватаманюк. «У них есть свои планы, они ни в коем случае не животные с точки зрения интеллекта. Они представляют собой угрозу, потому что с ними очень трудно иметь дело. Раздавите одного Шрама, и на его месте появится еще десять».
В стенах форта Тарсис
Фрилансеры будут взаимодействовать с политикой и проблемами мира Anthem в более личном, бытовом масштабе. Общаясь с NPC и налаживая с ними отношения – то, что разработчики BioWare между собой называют «диалогами на лояльность» – игроки могут разблокировать новый сюжетный контент, который иначе могли бы не увидеть. Рутсаерт приводит пример пекаря и торговца: возможно, они начинают с конфликта или напряженности, но игрок может убедить их сотрудничать ради взаимной выгоды. Или, наоборот, решить, что один из них должен покинуть форт Тарсис и открыть магазин в другом месте. Форт также является домом для калейдоскопа различных культур и фракций, некоторые из которых имеют непростые отношения. «Фрилансерам не хватает реальной организации», – говорит Ватаманюк. «У них есть ранги, но они основаны на почетных титулах и опыте. Главная задача Фрилансеров – покидать безопасный форт и отправляться решать проблемы в окружающем мире. В то время как работа Стражей сводится к простой идее: мы построили этот форт. Мы построили большие стены. Мы будем защищать этот островок цивилизации в огромном море хаоса. За прошедшие годы возникло некое разногласие, уже не связанное с Легионом Рассвета и расколом на три фракции, между более новыми версиями этих двух групп». «С одной стороны, у вас есть более организованные и более дисциплинированные Стражи. А с другой – Фрилансеры, считающиеся нарушающими спокойствие отчаянными стрелками, которые должны выходить наружу и разбираться с тем, с чем не способны справиться Стражи». 
Тайная фракция под названием Корвус, эквивалент ЦРУ или МИ-6 в Anthem, действует скрытно в форте Тарсис и других местах, чтобы достигнуть какой-то своей, никому неизвестной цели. «Они привлекают всех, кто им нужен, чтобы выполнять свои задачи», – говорит Рутсаерт. «У них есть идейная мотивация, они не размениваются на то, чтобы выходить наружу и убивать Титанов или что-то вроде того, – они сфокусированы на Доминионе, особенно после его возвращения. Мы встречаемся с агентом Корвус, Тассин, но она не раскрывает свою принадлежность к этой группировке сразу». Тассин, по словам Рутсаерт, служит катализатором истории Фрилансера. «Мы не очень хорошо знаем ее. Но у игрока есть возможность расспросить Тассин и разобраться, почему она так скрытна. Фрилансер и Тассин будут кружить вокруг этой темы, и вы либо можете заставить ее выбраться из своей скорлупы, либо наоборот вызовете ее раздражение».
Другим главным персонажем из основного сюжета является Фэй – оракул, которая может телепатически общаться с фрилансерами и, в крайне редких случаях, с самим Гимном Творения.  «В самой первой миссии, когда вы идете в Сердце Ярости, Фэй будет вашим оракулом», – говорит Рутсаерт. «И она услышит Гимн. Мир изменил природу Оракулов так, что они единственные, кто настроен на Гимн и может его слышать. Они воспринимают его прикосновение, и это становится для них наркотиком. Стоит оракулу впервые услышать Гимн, он будет желать почувствовать это снова». «История Фэй – это конфликт, с одной стороны которого желание вернуться и снова услышать Гимн Творения. Но оракулы, которые были на той первой миссии, оказались на другом конце связи со всеми умирающими фрилансерами», – объясняет Рутсаерт. «Пока они пытались удержать свое сознание и руководить командами, люди умирали, а оракулы едва держались за реальность. Это была ужасная ситуация. И в то же время Фэй хочет вернуться и завершить дело. Ее личный путь в сюжете связан с осознанием этого желания и того, что это значит для нее как личности и как части команды».
Халука, еще одного главного персонажа, преследует тяжелая потеря в Сердце Ярости, и он также играет ключевую роль в истории нашего Фрилансера. «Он начинает как опытный фрилансер, на которого все равняются, но затем попадает в тяжелую ситуацию, и ваше с ним общение сходит на нет», – говорит Рутсаерт. «Он стремится закончить то, что начал. Но хватит ли у него на это сил? Он отчасти озлоблен – но как ему выкарабкаться из этого отчаяния, чтобы добиться успеха, пока Тассин все время дергает за ниточки и повышает ставки? Не говоря уже о Надзирателе».  «Мы потратили много времени на то, чтобы проработать форт Тарсис, как будто он сам является персонажем, – говорит Ватаманюк, – потому что это очень маленький город, в котором много чего происходит. Это мир, основанный на неуверенности в том, с какой проблемой они столкнутся в следующий раз. И она оказывается очень серьезной: Доминион возвращается, чтобы попытаться использовать Гимн для своих целей». «Но это только одна глава в истории о попытке выживать в этом мире. Люди здесь вообще-то не являются вершиной пищевой цепи, нас окружает так много сил, которые хотят нас уничтожить. Давайте разберемся с тем, что собирается нас убить прямо сейчас», – говорит Ватаманюк и добавляет: «Мы не знаем, что будет завтра».

BRC на Patreon

Собрано: $20 из $20
Ближайшая цель: Начинаем раз в месяц писать авторские материалы на сайте. Тема выбирается путём голосования патронов и команды сайта.
Become a Patron